Потому что потому

Учительница. Дети. Приключения.

Этот лицей – один из самых крутых в городе. Вся молодежь, которая к чему-то стремится, мечтает поступить именно сюда. Директор лицея молодая женщина лет тридцати пяти.  Она очень красива – высокая, стройная, зеленоглазая. Несмотря на чрезвычайную занятость, она находит время, чтобы пообщаться  со всеми посетителями, которые по разным причинам хотят ее видеть. Однако при встрече бросается в глаза странный цвет ее волос. Они радикально белые.

И, будто стесняясь неудавшейся покраски, молодая женщина собирает их в тугой узел, распуская как можно реже.

Те, кто знаком с нею давно, знают, что это не случайность. Женщина иначе не может. Это последствия давно прошедших событий. А дело вот в чем…

Дни счастливой юности!  Девушку зовут Верой. Ей всего семнадцать лет. Остро встал вопрос: куда пойти учиться? Девушка в равной степени хотела стать врачом и учителем. Но судьба сама определила дальнейший путь. В том году было просто не пробиться в медицинский из-за бешеного конкурса. Желающих поступить столько, что Вера без конца задавала себе вопрос: неужели все эти люди правда хотят стать врачами? Хорошо бы, если так, тогда обычным гражданам бояться нечего. Скоро в стране не останется ни одного больного.

Без проблем поступив в педагогический институт, Вера стала с упоением учиться. Наука давалась ей легко, на парах весело, в библиотеке море книг, бери да читай! Очень скоро девушку стали узнавать во всех читательских залах университета. Наверное, думала она, так происходит с алкоголиками, которых знают по имени во всех пивнушках родного района.

Когда первый курс остался позади, с Верой стали происходить странные события. Вера удивлялась, поскольку, обладая ангельской невозмутимостью, терпением и кротостью, она никогда не искала приключений, а тут стала оказываться в самом их эпицентре. А началось все с малого. Как будто кто-то наверху проверял ее – выдержит или завалит экзамен.

Однажды вечером она возвращалась домой из библиотеки. На дворе стояла поздняя осень. Темнело рано, вечера стали по-зимнему длинные. На редкость сильный, но теплый ветер срывал с деревьев остатки листьев, швыряя их на тротуары и пологие крыши старых домов. Фонари еще не зажглись, но вечерние влажные сумерки уже затопили улицы. Вера поежилась, плотнее закутавшись в пальто. Эх, еще бы пару дней лета! Она мечтательно вздохнула и оглянулась, с улыбкой любуясь старым районом города. Он построен на холмах. Здесь она родилась и выросла, наверное, здесь и встретит свою старость. Будет хорошо, если старинные дома не снесут, они бесценны как память!..

Вдруг ее мысли прервали чьи-то испуганные крики. Напрягая зрение, Вера увидела, что прямо к ней с холма несется детская коляска. Выше по тротуару на коленях стоит пожилая женщина и держится за сердце. Она скованна страхом. В ее силах осталось только звать на помощь.

В такое время, да в такую погоду, на улице мало прохожих. Если Вера не поймает коляску, ребенка вынесет прямо на проезжую часть и раздавят машины. Оживленная магистраль приближается с каждой секундой. Однако это не проблема, потому что Вера просто протянула руку и без труда схватила коляску.

Малыш с надрывом плакал. Наверное, он чувствовал близкую опасность. Но когда он оказался на Вериных руках, его слезы моментально высохли.

Девушка передала малыша с рук на руки.

— Я гуляла с внуком, — сбивчиво, слегка задыхаясь, начала женщина. – А потом вдруг у меня кольнуло сердце. Я и сама не заметила, как коляска покатилась вниз… От страха я и вас не сразу заметила. Поэтому не поверила своим глазам, когда коляска вдруг остановилась. Спасибо! Я уж думала…

— Не стоит благодарности! – улыбнулась Вера и представилась.

— Меня зовут Ольга, — тепло улыбнулась женщина.

— Но вы все еще бледная. Разрешите проводить вас домой?

Ольга с готовностью кивнула. Она вдруг почувствовала себя уютно.

Ольга покатила коляску, а Вера понесла на руках малыша.

— Его зовут Тёма. Нам уже полтора года, — рассказывала Ольга. – Долгожданный ребенок. Моя дочь все мечтала о малыше, но никак. Восемь лет ждали.

— Не поверите, — вздохнула Вера, всматриваясь в очаровательное детское личико. – Второй раз в жизни держу на руках ребенка.

— Не может быть! Разве так бывает?

— Выходит, что да.

— У меня большая семья, я с детства возилась с малышами. А еще потом, почти всю жизнь. Я и в садике работала, и в школе.

— А я учусь, в дальнейшем стану учительницей, как вы.

— Что, и правда, хотите этому жизнь посвятить?.. – Оля как будто удивилась.

— Да, конечно. С крохами, как Тёма, мне страшно, я ведь совсем еще не опытная, а вот детишек постарше очень люблю.

— Отлично, Верочка. Сейчас молодежь хочет просто диплом получить, и все, а работать  по нему никто не стремится. Оно и понятно. Зарплаты маленькие, а труд тяжелый. Куда проще податься в торговлю.

— Для меня торговля – тоска смертная. К тому же я замечала, что торговля меняет человека, и не обязательно в лучшую сторону. Человек как будто святого лишается.  Хотя, конечно, это не про всех, не в обиду торговцам.

Ольга задумчиво кивнула.

— Я так любила раньше гулять с Тёмой, что словами не выразишь. А сейчас смотрю – опасно ему со мной, если так внезапно сердце прихватывает. Не представляю, как мне жить без этих прогулок.

— Ну что вы! Не обязательно сразу подвязывать совсем. Можно найти альтернативу. Например, гуляйте вместе с дочерью или со своим мужем.

Конечно, Вера понимала, что рискует расстроить собеседницу.  Возможно, у нее нет мужа. Вдруг эта тема для нее острая? Но девушка должна была рискнуть.

— Вы правы, — улыбнулась Ольга. – Выход есть всегда.

На этом они и распрощались, договорившись о новой встрече.

Вера думала об этом случае на следующий день. На первый взгляд, ничего странного. Почти обыкновенная встреча и знакомство с приятной женщиной. Но, с другой стороны, Вера чувствовала, что вчера произошло что-то важное.

Закончилась осень, а потом и зима. Природа стала просыпаться от тяжелого летаргического сна. В небе то и дело кричали журавли и гуси, прилетая с теплых краев. Деревья стали цвести и зеленеть.

Когда тепло уже восстановилось, Вера решила на выходных съездить в деревню, к бабушке в гости. Девушка обожала вылазки на природу, работу в бабушкином саду и малиновое варенье с чаем, как в детстве.  А по вечерам, когда в уставшем небе появлялась луна, восходя в неземном великолепии, Вера садилась у окна и читала стихотворения Лорки. Таким образом, ночь погружалась для нее в тайну, приобретала еще более выразительный блеск и красоту, невыразимый оттенок счастья, очарование.

Очень жаль, что сейчас бабушка все реже навещает их в городе. Вот и сейчас, по приезду обнимая родственницу, Вера спросила, почему она так категорически не появляется у них.

— Ну что ты, — был ответ. – Я стаю все старше. Город – все более крупный и шумный… И быстрый. А привычка – вторая натура. Теперь мне там, не то, что раньше. Так что лучше вы к нам.

Вера обратила внимание, что прошлая зима по-своему повлияла на бабушку. Ее кожа стала еще прозрачнее и бледней, вокруг глаз резче обозначились морщинки. Женщина заметно похудела, но двигаться стала как будто тяжелее.

Однако в остальном все было прекрасно. Бабушка оставалась бодрой и остроумной, ее великолепный, искрометный юмор оставался неизменным. И Вера слегка успокоилась.

Выходные пролетели, как десять минут. Внучка и бабушка много общались. Вера рассказывала все последние новости, студенческие курьезы, анекдоты… Вечером, когда визитеры расходились, приходило время для песен. Обе обладали очень красивыми голосами, а вдвоем составляли высококлассный дуэт. Пели в основном о любви. В бабушкиных глазах зажигались искры, молодость все так же жива в ней, как и тридцать лет назад.

— Ну не глупышки ли мы с тобой? – воскликнула бабушка после очередного романса. – Поем, надрываясь, да еще о чем! О любви. – Она вытерла влажные глаза уголком платка. – Я слишком стара для любви, а ты —  молода… И все же, мы поем о ней.

— Как сказать! – засмеялась Вера. – Мне уже исполнилось восемнадцать. Я взрослая.

— Как же так! Уже восемнадцать? Я тебя все крохой помню. А время-то идет. Зато я у тебя, смотри, какой философ! – улыбнулась бабушка. – Хоть на старости лет научилась красиво рассуждать.

— Так-то оно так, да эта фраза о любви есть почти в каждой книге у классиков, так что Америку ты не открыла, мой милый Колумб! – ответила Вера.

— У классиков, говоришь? – бабушка на секунду задумалась. – О, Верочка, так я у тебя умница, на старости лет уже и классиков цитирую… Так что все еще лучше, чем я думала. Не высох пока мой мозг.

Вера уезжала с грустью и в мечтах о следующей поездке.

Из деревни два часа езды домой. Это время обычно проходит быстро. Девушка любуется пейзажами, быстро сменяющимися за окном. Глубокой осенью она возвращается в город уже затемно. Так что светлые весенние часы для нее, как праздник.

Водителем автобуса был одноклассник Веры по имени Вадим. Они всегда с ним дружили, а раньше часто гуляли вместе. Просто потом Вера с семьей переехала в город, и встречи стали редкими. Вера часто скучала по молодому человеку.

Бабушка пошла проводить Веру на остановку. Это конечная, так что людей совсем нет, пассажиры накопятся во время пути. В автобусе она была единственной, так что молодой водитель помог ей подняться в салон. Они перекинулись несколькими словами. Чтобы была возможность поболтать на больших автостанциях, во время стоянок, девушка села прямо за водителем.

Как приятно было смотреть из окна на зеленеющую природу. Весна никогда не перестанет удивлять и восхищать Веру. В эту пору душа и сердце обновляются.

Это произошло, когда автобус подъезжал к городу. Вера со своего места смогла увидеть то, что не заметили остальные пассажиры. Вадим вдруг… уснул за рулем! Хотя, возможно, это обморок? Вера явственно видела мертвенную бледность на лице своего друга.

О Боже! Еще момент – и они выскочат на встречную полосу! Автобус уже начал менять траекторию. Нужно немедленно действовать. Но как? Вера никогда не садилась за руль даже легкового автомобиля!..

Она понимала, что панику поднимать нельзя. Нужно срочно перехватить руль. Так что Вера рывком отбросила дремлющую соседку и оказалась возле рулевого колеса. Автобус сильно вильнул. Он уже оказался на встречной, но Вера подоспела вовремя.  Она изо всех сил крутанула рулевое колесо и смогла выровнять машину.

За ее плечами прокатилась волна недоуменного шепота, быстро переходящая в рев ужаса. Люди очнулись от оцепенения, но пока ничего не понимали.

Не отпуская взглядом дорогу, Вера громко обратилась к пассажирам:

— Есть кто-то, умеющий водить?..

В ответ тишина. Все вжались в кресла.

Вера перешла на крик:

— Мужчины в салоне есть?!

По логике вещей, любой мужчина должен хотя бы знать, где находится педаль тормоза, разве не так? Но почему-то все упрямо молчат.

— Мне нужна помощь, черт подери! Я водить не умею, так что мы на волосок от гибели!..

Подействовало. Одна пара сильных рук перехватила руль, вторая осторожно отцепила ее пальцы от рулевого колеса. Тем временем кто-то подхватил бесчувственное тело водителя и унес на свободное сиденье. Девушка почувствовала, как у нее отлегло от сердца. От волнения у нее перед глазами запрыгали черные мушки. Проведя по лбу дрожащей рукой, она села на свое место и глубоко вздохнула.

Однако тревога за Вадима подбросила ее вверх. Как он, жив ли вообще?!

Автобус остановили. Вера и еще одна женщина пытались привести Вадима в чувство. Получилось, но ненадолго. До приезда Гаишников и медиков никто не обратил внимание на Веру. Никто не дал понять, что благодарен ей за спасение жизни, что поступок замечен. Наоборот, все отворачивались от нее. Она уже потом отметила это, когда вспоминала происшествие. Так странно…

Гаишники только начинали проводить какое-то расследование. Вера стояла в стороне и рассеянно наблюдала за ситуацией и вдруг к ней подошли те самые мужчины, которые перехватили руль. Без лишних слов они ее обняли. И какая-то неведомая сила вмиг скинула маску сдержанности с людей. Все пассажиры злополучного автобуса лавиной кинулись к ней. Подхватили на руки, стали благодарить. А через несколько дней в местной газете вышла публикация о девушке-герое, студентке, спасшей целый автобус, набитый людьми.

Когда Вадим очнулся в больнице, Вера была рядом. Врачи констатировали хроническую усталость вкупе с сердечной недостаточностью, но его жизни ничего не угрожало. Хотя ему стоит всерьез задуматься о дальнейшем образе жизни. Нельзя усугублять ситуацию.

Он поблагодарил ее.

— Но я понимаю, что тут мало слов, — покачал он головой, — ими не выразить всей моей благодарности.

— О, не стоит! – отмахнулась она. – На моем месте каждый бы так поступил.

— Далеко не каждый, — сказал он. – Ты и сама знаешь, Верочка.

— Ну, просто я вовремя все заметила. А вот тебе следует поберечься! – строго улыбнулась она, слегка мотнув головой и ловко переводя тему. – Я за тебя очень волнуюсь.

— А ведь странно, — растерянно заметил Вадим, — я никогда не жаловался на сердце.

— На скольких работах ты работаешь?

Он раздосадовано промолчал, но она и так знала, что на трех.

— Вадим, всех денег не заработаешь. Тебе необходим отпуск.

Все время, пока юноша болел, Вера почти не отходила от него. Однако они не поженились, как обычно бывает в романтических повестях, где-то под конец. Жизнь отличается от романов, хотя… Она такая же захватывающая. Каждый день наполнен чудесами. Просто иногда необходимо научиться их замечать.

Дальше жизнь Веры потекла размеренно и скромно, как всегда. Учеба в институте подходила к концу. Приятные хлопоты затмили будни, выгодно подчеркивая каждый день. Стали потихоньку забываться радужные встречи, мимолетные свидания, расставания и надежды.

Вера чувствует себя счастливой. С каждым днем это необъяснимое чувство растет. Девушка давно прекратила поиски источника приятных эмоций. Да и стоит ли искать объяснения щедрым подаркам небес?

То, что произошло дальше, круто изменило ее жизнь. Это еще раз показало, насколько разнообразны таланты людей. Оказывается, каждый из нас может обрести себя где угодно и в любом возрасте, в любое время суток. Может, призвание Веры вовсе не учить малышей азам науки?..

В эту ночь Вере не спалось. Стоило ей задремать хоть на короткий миг, как начинал мерещиться ураган, выбивающий все окна в квартире. Не понимая, происходит ли это на самом деле, Вера сдалась и включила свет. Нет, окна в порядке.

Умывшись холодной водой и выпив мятного чаю с медом, девушка взяла книгу, села на диван в гостиной и стала читать. Иногда она бросала тревожные взгляды на двери и окна. Слегка успокоившись, Вера уснула прямо с книгой в руках.

Когда она подняла тяжелые веки, на улице было пасмурное утро. Разбудили ее отдаленные крики и настойчивый стук в дверь. Кого принесло в такую рань?

Надев платье, она посмотрела на часы: полдевятого утра! Субботнее утро. Вздохнув, Вера пошла открывать двери…

Как оказалось, в соседнем подъезде происходило нечто! Девица четырнадцати лет решила покончить жизнь самоубийством. Она вышла на балкон, перелезла через перила и, держась за них, нависала над бездной, готовая пригнуть в любую секунду. Внизу быстро собралась толпа людей, приехали спасатели, скорая. Все в панике. Это отнюдь не улучшило настроение самоубийцы. Она то и дело кричала, что сейчас прыгнет. Наотрез отказывалась разговаривать со всеми, в квартиру никого не пускала, не то, что на балкон.

Раздумывая, что предпринять, кто-то вспомнил, что рядом живет учительница. Не придумав ничего лучше, люди понеслись на ее поиски, возлагая на педагога последнюю надежду.

Узнав, что учительница едва окончила институт, толпа не растерялась. Это лучше, чем ничего, она справится.

Вера не была готова к такому повороту событий. А кто бы был?.. Но еще больше ее поразила слепая вера людей в ее силы. Откуда у них эта уверенность?

Люди, не слушая протестующий ропот, втолкнули Веру в квартиру к девчонке. Глядя на закрывающуюся дверь, девушка пыталась побороть дурноту. Но ничего не поделаешь, ребенка нужно спасать, даже если все знания по психологии вдруг выветрились из головы. И даже если это почти ей не по силам, ведь она лишь позавчера получила диплом. Где же в один миг взять хоть крупицу опыта, который сейчас катастрофически необходим?..

Вера отказывается рассказывать, что происходило в то утро, в квартире девчонки, которая решила умереть. Толпа за дверью слышала лишь обрывки фраз, голоса двух девушек. Та, что на балконе, то кричала, то молчала, что-то говорила через плечо. А внизу люди видели, как девица на балконе оборачивалась назад, говорила, потом слушала.

Прошло несколько часов. И вдруг люди, собравшиеся внизу, увидели, как молодая учительница подошла вплотную к ограде балкона, просунула руки подмышки девчонки и обняла ее, сцепила руки у той на груди. И все это в полном молчании.

Кто-то из спасателей рванулся в квартиру. Как мог, он осторожно подбежал к девушкам, обнял сразу обеих, не расцепив их руки, перевалил через перила, осторожно занес в комнату, да так и положил на кровать, как были, двоих. А потом включил свет, посмотрел на учительницу,  всхлипнул и заплакал.

С тех пор прошло пятнадцать лет. Эта учительница стала директором лицея. На счету у Веры многие десятки спасенных жизней подростков. Их снимали с крыш, с мостов, вытаскивали из петли, вынимали из рук лезвия бритв и опасные сильнодействующие таблетки. Список можно продолжать удивительно долго.

И заплакал спасатель, когда увидел, что у молоденькой учительницы-брюнетки голова стала наполовину седая. С тех пор Вера уже никогда не была темненькой. Поскольку ни одна краска не ложилась на эту седину, Вера  красилась в радикальную блондинку.

Катя Коршунова.

Фото Кати Коршуновой.

 

Первая любовь

Первая любовь. Переживания. Приключения.

Всем нам знакомо ощущение, когда на улице май, а тебе лишь пятнадцать лет!

Природа пробудилась от долгого сна. Небо после первых гроз обрело особую бездонность. Его взгляд стал мудрым и по-человечески осмысленным. В такое время даже не задумываешься, хочешь ли любить. Ведь это значит и ревность, и страдания, и надежды. Если повезет, в конце тоннеля ожидает счастье. Но как быть уверенным, что тебе повезет? И долговечно ли оно?..

Да, об этом не думаешь, а просто любишь. В голове — сумбур, сердце затапливает легкость, глаза начинают гореть.

Именно это сейчас происходит с Людой. Наверное, она пока сама не до конца осознает, что с ней творится. И она слишком занята, чтобы разобраться в чувствах. Однако очень скоро уже нельзя будет их игнорировать.

Деревня, в которой выросла девушка, весьма велика. Правда, это не мешает односельчанам знать все и про всех. Особенно сладко посплетничать сейчас, когда дома тонут в белом цвете фруктовых садов, молодежь погружается в романтику, и появляются новости. Совсем хорошо, если есть щекочущие нервы подробности, душераздирающие факты и прочее. Очень жаль, но вполне возможно, следующей жертвой злых языков будет именно Люда. Она красива и популярна и кавалеры давно толпами ходят за ней, добиваясь хоть малейшего внимания, но до сих пор безрезультатно. Строгие родители усилили бдительность, но это ни к чему, ведь девушка оставалась безучастной к ухажерам… До последнего времени.

Его зовут Вова. Он намного старше ее. Конечно, они сто летзнакомы, часто сталкиваются на улицах, но ближе познакомились совсем недавно.

Люда как раз возвращалась с репетиции в местном Доме культуры. С моря дул пронизывающий ветер и швырял  с высоты рваные клочья тумана. Она не ожидала, что после заката так резко похолодает, поэтому в легком пальто промерзла до костей. Вова догнал ее, накинул ей на плечи свою куртку и просто пошел рядом, провожая девушку домой. Они говорили мало. Люда была такой уставшей, что мысли путались, а он как будто вообще думал о чем-то своем.

Однако в эту ночь Люда уснула с трудом. Она не могла выкинуть из головы улыбку молодого человека. Сейчас ей показалось, что во влажных, холодных сумерках они были только вдвоем…

Эх, какая дурочка, отрешенно подумала Люда, осадив саму себя. Сколько девчонок во всем мире думают так каждый день, а тебе кажется, что ты первая в мире женщина! Конечно, Вова особенный, но не стоит обольщаться. Твои щеки начинают пылать, когда он рядом? Тебя кидает в жар? Будь спокойна, этот юноша – причина резких скачков температуры тела приблизительно у половины жительниц нашей славной деревни…

Так что, посмеявшись про себя, девушка вскоре уснула. Но теперь он встречал ее уже после каждой репетиции и провожал прямо домой.

Ощутив смутную тревогу, она попросила его быть осторожным. Зачем подставлять их двоих, ведь родители категорически против тайных свиданий дочери. Но она и подумать не могла, что он из-за этого вдруг рассердится!

— Я уже не маленький, чтобы прятаться! – воскликнул Вова. – К тому же у меня на уме нет ничего плохого.

— Может, поэтому ты не будешь светиться рядом со мной? – осторожно попросила Люда. – Я сама должна им все рассказать.

— А когда ты это сделаешь?

— Не знаю… наверное, нам надо для начала с тобой расставить точки над і.

— В каком это смысле?

Вот. Что ей сейчас говорить? И как, чтобы со стороны не выглядело, будто это она навязывается с какими-то отношениями? Вздохнув, она отвернулась. Не будет она начинать! А если он не готов, она подождет.

В голове впервые появилась мысль о том, чтобы разбежаться. Они слишком разные, разве не очевидно? Но она ведь уже так прикипела к нему! К тому же, она толком и не знает, встречаются ли они. Потому что, если нет, то и расходиться нет смысла. Почему же он тянет с разговором, ведь он такой взрослый! Он должен понимать, как это важно для нее.

— В прямом, — все-таки сказала она. Не выдержала. Врожденная прямота вырвалась наружу. – Кто я для тебя? Друг?

Он не ответил, только внимательно посмотрел на нее. Чтобы не унижаться еще больше, она не стала затягивать паузу, продолжила:

— Тогда и ты будь другом и не появляйся у моего дома. Ты меня компрометируешь. Папа может разозлиться, они с мамой додумают даже то, чего нет.

Они как раз подошли к дому ее родителей. Девушка развернулась, чтобы уйти, но Вова поймал ее за руку:

— Не убегай! Нам надо поговорить. Я так много тебе не сказал.

— Не сегодня, Вова, — она покачала головой. – В четверг, после репетиции.

И она ушла. Он остался один. Но на сей раз, впервые в жизни, он ощутил себя действительно одиноким. Без нее.

И сегодня тот самый четверг. Люда собиралась рассеянно. Хотя она и не волнуется. Будь, что будет.

После репетиции она долго ждала его. Благо, ветер на сей раз был уже не холодным. Но молодая гордость подала голос, и девушка подняла голову. Как она позволяет себе так долго ждать молодого человека? А вдруг он проверяет ее, играет с нею?

Однако, она ждала еще час, упрямо заглушая в сердце злорадные голоса. А потом просто пошла домой, даже не плача. Гордость еще никому не принесла счастья, не так ли? Тем более, может, она рано злится. Может, с ним что-то случилось? Лучше она будет беспокоиться, чем злиться.

Но он пришел на следующий день, прямо в полночь. Умник догадался кидать камушки в ее окно. Хорошо, что поблизости не было кирпичей! Наверняка, окно он выбрал наобум. А вдруг бы ошибся?..

Насмерть перепуганная, Люда выскочила на улицу. Семья ее легла спать, но достаточно ли крепко все уснули?

— Прости, что вчера не пришел! – с места в карьер кинулся юноша. – Чем я могу загладить свою вину?

— Дурачок, пошли отсюда! – она увела его подальше от двора. – Мои родственники те еще следопыты.

Он сказал, что не пришел вчера из-за работы. Вова механик в гараже. Как раз сломался автобус, и пришлось провести с ним весь вечер. Молодые люди еще немного поговорили, обо всем на свете.  А потом Люда стала прощаться.

— Как все? – засмеялся он. – А поцеловаться?

— Нельзя мне, я еще маленькая! – она выпалила первое, что пришло в голову, и убежала. Может, и не маленькая, просто страшно, но не может же она так ему и сказать!..

Они стали встречаться. Но Люда все тянула, откладывая разговор с родителями. Может, не будет плохо, если она все расскажет потом, позже, ведь они просто общаются, и все. Или лучше вообще ничего не говорить родственникам?

Но, не успела девушка все обдумать и свыкнуться с мыслью, что теперь не одна, как отношения дали трещину. Все произошло так внезапно, что даже не верилось. И все банально до боли! Вова увидел ее разговаривающей с одноклассником и приревновал.

— Я так не могу. – Сказал он вечером, при встрече. – Я видел, как ты смотришь на него! Вам хорошо вместе. Вот и будь с ним.

— Что ты такое говоришь? – не веря собственным ушам, воскликнула Люда. – Как ты можешь! Я просто говорила с человеком, что я сделала не так? Разве я не могу теперь общаться с людьми?..

Но Вову было не переубедить. Он оставался непреклонным. И Люда поняла, что ему просто нужен повод разойтись. И, тем не менее, они долго ругались, все два километра до ее дома.

— Ты меня никогда не понимала! – кричал он, как будто время их встреч исчисляется годами. – Как можно быть такой эгоисткой! У тебя никогда нет времени общаться со мной подольше, и ты стесняешься меня, только признаться боишься!

— Я никогда ничего не боюсь, — уставшая от несправедливых упреков, она совсем лишилась сил. – Поэтому можешь послушать меня. Ты редкий хам и трус. Легко же придумать невесть что и обвинить невиновного человека, особенно если он слабее, чем ты сам!

— Ты, наверное, со всеми своими женихами так! Набиваешь себе цену?

— Как ты смеешь! – воскликнула она.

У нее вдруг потемнело в глазах. Она ощутила, как кровь отхлынула от лица. Наверное, на нервной почве, подумала она, а может, от усталости. Со всей своей учебой и репетициями девушка частенько забывает про обед. Конечно, она и раньше так делала, но тогда не было этих сильных чувств и потрясений. Скоро поступление в университет. Да еще и первая любовь! Откуда она взялась, внезапно? Почему же чувства так сильны? Люда, похоже, временами начинает терять голову…

Дурнота усилилась. Этого еще не хватало!

Надо срочно отправить Вову прочь, чтобы не стал свидетелем ее слабости.

— Уходи с глаз моих! Нет сил тебя больше видеть!.. – выдохнула она.

— Как бы не так, я еще не закончил! – и он сделал паузу. То ли подбирал слова, то ли хотел усилить эффект. А может, у нее так звенит в ушах, что не слышно ни звука?..

Не понятно, чем бы все закончилось, если бы она не упала в обморок. Вова подхватил ее на руки. Потом он рассказывал, что она умудрилась оттолкнуть его, даже будучи без сознания!

Она очнулась, когда он подходил к ее дому, с нею на руках. Вырвалась и нетвердой поступью побрела в дом. Он пытался извиниться перед ней, но она отмахнулась.

Даже на следующий день Люда была бледной. И молчаливой. Никакие уговоры родных не заставили рассказать, что же вчера произошло.

Итак, они расстались.

Впрочем, успокаивала она себя, лучше пусть будет так, чем потом, в самый неожиданный момент, когда они уже привыкнут друг к другу.

Но, как бы она себя не убеждала, на сердце легла неподъемная тяжесть. Зрение то и дело туманилось от непролитых слез. Люда начала бояться плакать, ведь что, если она потом никогда уже не остановится?

А между тем, жизнь шла своим чередом. Май в полном разгаре. Солнце раскочегарило улицы, и молодая листва на деревьях томилась от жары. Люди работали в садах и огородах, не помня себя от усталости. А вечером все старались ужинать в беседках, во дворах, наслаждаясь обществом родных и знакомых, с радостью отдыхая.

Выходишь вечером из дома и слышишь смех соседей… Хорошо! А может, вот он, рай?  И как приятно любоваться луной, струящейся по деревьям золотыми лучами! Она напоминает молодой ароматный мед. А редкие звезды уже будто дремлют в вышине, лениво играя гранями.

Зачарованная волшебством таких вечеров, Люда очень волновалась. Как можно быть одинокой среди такой, почти неземной красоты? И где прячется Бог, Которого она так любит? Он ведь обещал всем счастье, почему тогда ей так тяжело?.. Молодое, наивное, но страстное сердце умоляло девушку подождать. Однако как набраться терпения? Нужно немедленно любить и быть любимой. Жизнь не терпит отлагательств…

Ночью девушка раздумывала о методах борьбы с депрессией. Ни один метод не казался приемлемым. Жизнь все больше стала мучить и раздражать. Наверное, именно так начинается депрессия?

Утром Люда поднялась рано. Школу пропускать нельзя, сейчас самый разгар зачетов и контрольных, а она мечтает поступить в университет. Так что надо нанести один визит еще до похода в школу.

Девушка была как в полубреду, в какой-то горячке. Она взяла все свои карманные деньги, немного, что-то около двадцатки, схватила портфель и побежала к местной гадалке. Вот кто сможет ей помочь! Неясные предчувствия теснили душу девушки. И теперь она поняла, кто сможет помочь во всем разобраться.

Люда была так уверена в успехе мероприятия, что не смогла сдержать горестный стон, обнаружив, что гадалки нет дома. Подергав еще раз для верности дверную ручку, она в отчаянии уселась прямо на крыльцо.

Сегодня в школе она  сама не своя. Урок физкультуры, последнее занятие на сегодня. Учитель, заметив неестественную вялость и бледность девушки, отправил ее к медсестре, а две подружки пошли проводить. По пути они пытались выпытать, что же случилось, но Люда все так же молчалива и отрешенна. Она лишь ответила, что все хорошо, только в сон клонит.

Гостеприимная медсестра усадила девушку на кушетку и приступила к расспросам. Но, стоило ей на секунду отвернуться за градусником, как Люда упала на кушетку навзничь. Перепугавшись, что ребенок без сознания, медсестра кинулась к девушке, но… Люда спала.

Она видела странное видение, будто на черном фоне появилось лицо гадалки и поздоровалось с ней:

— Я знаю, ты приходила. Не стоило тебе появляться, хорошо, что меня как раз не было… ну ладно, вижу я, что ты не перехочешь, так что смотри.

В руках у гадалки появились карты.

— Это то, что было. Тишь да гладь, в основном, хорошо! – начала она. —  Это, что будет. Тайна, покрытая мраком. Почему? Потому что оно зависит от теперь. Как поступишь, такое и будущее откроешь перед собой. Но само теперь… Тебе очень непросто. Много дорог перед тобой. Выбирать легко, просто слушай свое сердце. Тебя ветер то влево швырнет, то вправо, но ты выровняешься, главное, надейся на лучшее.

Она убрала карты и вновь подняла лицо.

— Видишь, я ничего особенного не сказала, так что не мучай себя. И не ходи ко мне больше. Я не хочу, чтобы ты стала зависимой от карт, дитя.

Видение исчезло. Люда открыла глаза и уставилась в обеспокоенное, красивое лицо…  молодая медсестра  вдруг кивнула:

— Все понятно, Люда, у тебя истощение. Как ты так себя довела? – она покачала головой. Люда молчала. – Вы, молодежь, вечно мучаете себя диетами. Зачем же портите фигуру? Отсюда и болезни в таком юном возрасте. Расскажи, как ты питаешься?

— Не знаю, как все… — сказала Люда. – Мама готовит, я ем. Но вы правы, я просто очень занята и частенько забываю поесть. Учеба, репетиции к праздникам, работа по дому…

— Я так и думала. Девочка, запомни, приемы пищи должны быть регулярными, еда – питательной и полезной. Забудь про диеты.  Лучше всего веди дневник и записывай все, что с тобой происходит, самочувствие, и все, что ты кушаешь. Не стесняйся записывать. Это нужно хотя бы на первых порах.

— Неужели все так серьезно? – спросила девушка.

— Гораздо серьезнее, чем ты думаешь. Ладно, пошли, я отвезу тебя домой. Заодно расскажу, что должно обязательно быть в рационе молодой девушки…

Люда добросовестно выслушала лекцию о чудодейственных свойствах супов, салатов и молочных продуктов. Нет, медсестра, конечно, права, пора подвязывать с беспорядочным образом жизни.

Но не сказать, что девушка взбодрилась.  На душе не стало светлей. Похоже, депрессия накрыла с головой. Люда понимала, что это глупо, но впервые в жизни ее посетили мысли о близости смерти. Молодой душе стало страшно, еще и потому, что эти мысли не пробудили естественного отвращения и протеста. Наоборот, как было бы хорошо! Она в любую минуту может найти утешение в вечном забвении.

Однако здравый смысл спорил с вялой покорностью. Это ведь не решит ее проблем. Да и милые родственники! Как они будут без нее?.. Да, не существует незаменимых людей, но, может, она будет первой?..

В субботу Люда стирала. Вечерело. В душистых сумерках разлита безмятежность. Нет, жизнь прекрасна, любуясь небом, подумала она. Надо жить. Черная полоса скоро обязательно закончится, начнется счастье. Все будет хорошо.

Сегодня болезненная горячка впервые за неделю отступила. Чувствуя свободу, Люда запела, но тихонько, чтобы не разбудить папу, дремлющего  на диване, возле телевизора. Родные поехали в гости. Сегодня заходила соседка, тетя Маша, просила соли, а заодно и рассказала последние новости. Жаль, что в мае в основном не женятся, плохая примета, а то новостей было бы больше. Потом она ушла в свой сад, где до сих пор и копается. Хорошая она, подумала Люда, рассеянно наблюдая за соседкой в открытое окно.

Люда положила белье в стиральную машину и взялась за вилку, чтобы включить в сеть. Включила. И вдруг ее сильно ударило током. Да, в отчаянии вспомнила девушка, там был оголенный провод, но она же столько раз уже пользовалась этим шнуром. Все, что происходит, это невозможно, только не с ней, и не сейчас, она же только начинает жить!..

Разряды страшной силы пронзили тело, боль стала нестерпимой. Надо отдернуть руку! И закричать, срочно позвать отца…

Но она только успела с огромным трудом оторвать пальцы от провода. Сказать хоть слово уже выше ее сил.

Отец все-таки проснулся. Его разбудил шум падающего тела. Выскочив на веранду, он сразу все понял. Непослушными руками перевернул дочь и попытался нащупать пульс. Тишина. Надо начинать массаж сердца! Но как? От страха все, что даже он знал, моментально вылетело из головы.

Непонятно, каким образом, но тетя Маша вдруг оказалась рядом. Материнский инстинкт вкупе с женской интуицией сотворили чудо! Она умело, как будто каждый день этим занимается, стала проводить спасательные манипуляции. Бездыханная, Люда уже стала синеть. Сначала она никак не реагировала. Но спасители продолжали массаж сердца и искусственное дыхание и, в конце концов, девушка слабо дернулась. Сначала появился нитевидный пульс со слабым дыханием. Потом сильные судороги стянули все ее тело. А дальше она полностью очнулась, не понимая, почему двое смутно знакомых людей так безудержно плачут. И откуда такая боль в каждой клеточке?

Люда слабо помнит, как оказалась в больнице. На руке большой ожог, двойной такой, волосы странно топорщатся. В отделении добродушно смеются, видя ее, высокую, замотанную в белую простынь, с вздыбленной шевелюрой, разгуливающую по коридору. В палате у нее кличка Двести Двадцать. А вечером еще и гроза началась — все по теме!

Люда как раз лежала на койке и раздумывала о смысле бытия. Нет, как бы ни было тяжело, надо жить. И радоваться жизни. А если не получается, надо учиться и тому, и другому.

Странно, подумала девушка, побывала на том свете, а обещанного света в конце тоннеля так и не видела. Неужели неправда все, о чем рассказывают?

Люда прикрыла глаза. Она могла поклясться, что не спит! И вдруг прямо перед ней возник образ давно умершей бабушки.

— Ты правильно мыслишь, дитя, — улыбнулась она. – Тебе еще рано.

Люда подскочила, как ужаленная, но все было тихо. В палате – только соседки, уже дремлющие под аккомпанемент далекой грозы. Привиделось…

Люда выписалась уже на следующий день. Села на автобус и приехала домой.

— Что ж ты так рано? – воскликнули дома обеспокоенные родственники.

— Выписала сама себя, — улыбнулась девушка. – Не лежать же так долго в отделении, где даже ни одного медбрата нет, одни сестрички!

Все заулыбались, облегченно вздохнув. В Люде вновь просыпается былой задор и жизнерадостность. Май в самом цвету. Наверное, он пробуждает к жизни не только деревья и травы, но  и жаждущие сердца, не важно, юные они или умудренные богатым жизненным опытом…

Катя Коршунова.

Фото Кати Коршуновой.

Как поле перейти!

Легкий юмор. Болезнь и здоровье. Чудеса.

Как-то раз Маша заболела.

Мы все иногда болеем. Порой нам удается самим справится со своими хворями. Но бывает так, что мы все же попадаем в больницы. А там, как известно, свой микроклимат.

Начиналось все безобидно. С утра у девушки заболела нога в колене. Как всегда, Маша отмахнулась.  Подумала, что само пройдет. Это же подтвердила бабушка, которая как раз приехала в гости с Беларуси. И, хоть ее визит подходил к концу, она выкроила время в плотном графике между сборами и решила полечить больную. В юности бабушка Оля мечтала стать медиком. Она обладала для этого всем необходимым, даже бесстрашным и волевым характером, но как-то не сложилось. Зато, чувствуя, что ее талант не реализован, бабушка бралась лечить всякого, кого могла достать, — от соседей и родственников, до случайных прохожих или попутчиков в поезде. Один раз дошло до того, что ей попалась раздражительная и шумная соседка по полке, страдающая излишним весом. Так бабушка, списав желчные черты характера тетеньки на наличие глистов в организме, посоветовала пропить соответствующее лекарство.

В послеобеденное время Маша почувствовала себя совсем неважно. На ногу теперь было почти не ступить, температура поднималась с каждым часом, колено распухло и болело. Бабушка, услышав зов о помощи, кинулась в сад, искать лопухи. Потом сделала Маше компресс, посоветовав не маяться дурью и потихоньку расхаживаться.

— А может,  мне таблеточку? — слабым голосом спросила девушка, откинувшись на подушки.

Она понимала, что одного компресса мало. А, сомневаясь в правильности назначенного лечения, она попросила позвать к ней маму. Маша рассчитывала на здравомыслие родительницы.

— Вот еще, химию глотать! Лопух поможет, — сказала бабушка, как отрезала.

Кое-как пережив ночь, все проводили бабушку на поезд. Маша не смогла встать. Еле приподняв голову, она поморгала, чтобы исчезли разноцветные круги, и прояснилось зрение, и пожелала родственнице счастливого пути.

— Только в больницу не езжайте! – оставила последнее напутствие бабушка. — Жадные эскулапы ничем не помогут, только отрежут ногу и высосут все деньги.

Теперь, если пошевелить ногой, по всему телу от боли распространялись волны судороги. Сил на беспокойство и страхи уже не было. Когда зашла мама, девушка открыла глаза. Ее голос был на удивление звонким:

—  Бог еще не отменял врачей! Мне нужна помощь. Неужели ты послушаешь бабушкины сомнительные советы?..

—  Нет, мы едем. Жаль только, что раньше не поехали.

— И отвяжи ужасное растение! – взмолилась Маша, указывая дрожащим пальцем на лопух. – Только хуже от него.

Дорога до больницы, занимающая в идеале час, растянулась на пять. Автомобиль глох несколько раз, причем однажды — напротив кладбища. Два раза они попали под страшный ливень. Его пришлось пережидать. И это в более чем засушливом климате! Такое чувство, будто все силы вселенной сплотились, чтобы помешать доехать как можно скорее.

Дорогу Маша помнила плохо. Все, как в тумане. Но она быстро прозрела по приезду! Впервые — когда шла с приемного покоя в травматологию. Для этого понадобилось пересечь двор, сад с клумбами и красивыми дорожками, лабораторию, еще какие-то постройки. Для девушки этот путь показался длиной в жизнь. Тем более, она шла на костылях. Без привычки это ужасно трудно. Маша то и дело неуклюже поправляла влажные от пота волосы. Боже, неужели врачи не могли предложить ей коляску? А может, правду говорят, что сердца врачей черствеют со временем? Охотно верится. Насмотрятся каждый день на больных – и становятся почти Терминаторами, глухими к мукам простых смертных.

Но Маша – не все! И страдает, без сомнения, гораздо сильнее любого в этой больнице. Разве никто не видит, как ей плохо? Так почему не предложить хоть крупицу помощи? Хотя бы для вида…

Во второй раз прозрение наступило, когда девушка стояла перед входом в отделение. Крутые ступеньки на костылях она кое-как преодолела, отчаянно мечтая о лифте. Но гладкий, как лед, кафель, простирающийся перед ней, слегка тревожил. А впереди – новенькая пластиковая дверь, открывающаяся наружу. С силой.

Чуть не плача от отчаяния и боли, девушка прошла все девять кругов ада и добралась до своей палаты. Рухнув на койку и обведя неуютное, мерзкое помещение туманным взглядом, Маша тут же отключилась.

Врачи приходили и уходили, положили шину на ногу, ставили уколы и капельницы.

Проснулась Маша оттого, что ей трудно дышать.

Так и есть, аллергия! Распухли губы. Теперь она напоминала себе жертву пластического хирурга-практиканта, который к тому же оказался двоечником. И это только наощупь. Значит, со стороны все обстоит гораздо хуже!

Подозвав проходящую мимо сестричку, Маша попросила о помощи. Стыдливо откинув простынку с нижней части лица, несчастная позволила в вечерней полутьме разглядывать деформированное лицо.

Такого не ожидала увидеть даже медичка. Поставив еще несколько уколов, она осталась в палате понаблюдать за Машей. Дыхание девушки слегка выровнялось. Сон накрыл волной. Поэтому медсестра  брала запястье больной и измеряла пульс. Все хорошо, держится.

Потом, уже на следующий день начались процедуры, уколы, капельницы, скука и страшная тоска по дому. Дни потянулись монотонно.

Болезнь застала так внезапно! У Маши уйма неоконченных дел. И у нее дома собственная уютная комната. А тут так все чуждо, люди болеют и мучаются, и каждый не настроен даже общаться, не то, что дружить. Маша, кстати, тоже. От постоянного постельного режима болит все тело. Койка страшно неудобная. От стресса и слабости село зрение и кружится голова. И  еще не понятно, сколько ей тут лежать. Давно же девушка не чувствовала себя так мерзко!

Но вот, на пятый день заточения началось веселье. Маша, смеясь, задумалась. Может быть, юмор всегда окружал ее и присутствовал в каждой минуте ее жизни? Быть может, она раньше была просто не настроена его замечать? Тогда не стоит удивляться. Как говорит мудрость, отвернувшись от солнца, мы видим только свою тень.

Сначала в одной из мужских палат началось шевеление, какой-то слабый шум. Пока что никто не обратил на него внимание…

Оказывается, мужчины тоже изнывали от скуки. Посовещавшись, они выбрали самого ходячего, скинулись и послали его за топливом. Гонец справился отлично.

Сильный пол затопил свои болячки в огромном количестве пива. А потом каждый начал развлекаться, как умел.

Один мужчина пошел курить. Отделение было уже заперто на ночь. Поэтому он закурил перед дверью, стараясь выпускать дым в крошечную замочную скважину. Увещевания дежурной медсестры на него не подействовали. Он исполнил свой долг – не закурил посреди коридора. Обнимая возмущенную медсестру, он таким образом пытался помириться с ней.

Второй их собутыльник с выражением читал стихи Блока прямо посреди огромного холла, сильно размахивая загипсованной рукой.

Третий и четвертый персонажи держались вместе.  Один вооружился костылями и ковылял по коридору, стуча во все двери без разбору. Причем стучался он лбом. И плакал при этом. Когда компаньон уговаривал его угомониться, ведь слезы не для мужчин, он громко возражал.

— Я никогда не смогу снова ходить! – пищал он. – Мои связки растянулись навечно!

— Тихо, друг, пойдешь, уже недели через полторы, – пожимал плечами его друг. – И бегать будешь… хочешь этого?

— Но ноги, связки!.. – не унимался пьянчужка.

-Зато голосовые на месте. – Мрачно констатировал компаньон, ковырнув пальцем свое ухо, не предназначенное для таких децибел.

Всякие попытки угомонить палату оказались тщетными. Зато все остальные позабавились. Спектакль на ура. Классика.

Маше поставили диагноз — острый артрит. Это предположительно. По крайней мере, лечили девушку именно от него. И терапия стала помогать.

Спустя пару дней, Маше пришлось идти на флюорографию. Это рядом с приемным покоем. То есть она вновь ковыляла на костылях за тридевять земель, неловко волоча загипсованную ногу.

На улице стояла жара. Солнце слепило вовсю. Уставшая, она добралась, наконец, в здание. И тут оказалось, что нужно подниматься на второй этаж.

— Все для людей. – Ворчала измученная девушка. — Еще бы ставили зимой, в самые морозы, железные лавочки, предлагали бы больным садиться на них голой задницей. И водой их можно полить, почему бы нет?.. Ничему бы я не удивилась.

Уже на обратной дороге она отдыхала, сидя на низком парапете. Она с удовольствием подставила разгоряченное лицо ветру. Вокруг цвели какие-то цветочки. Солнце играло в вишневой листве, искрясь на липкой молодой зелени. Маша с удовольствием оглядела окружающую красоту.

Поблизости стоял пожилой мужчина с забинтованной рукой. Узнав пациента из соседней палаты, она его окликнула:

— Здравствуйте, юноша! Как здоровье?

Оглянувшись, он убедился, что девушка обращается к нему. Польщенный и счастливый, он почувствовал себя на сорок лет младше. Так что глаза его вдруг засверкали молодым, страстным задором, а шестидесятилетний юнец оказался рядом с Машей и тут де предложил свои услуги:

— Позвольте мне вас проводить, красавица Маша, — заигрывая, сказал он.

— Да, но позже, давайте посидим немного. Я еще хочу отдохнуть. Вот, любуюсь природой, — сказала девушка. – А откуда вы знаете, как меня зовут?..

— Вас тут все знают, – скромно потупившись, сказал он.

— Странно, а почему? – Но он не ответил, только кашлянул. Ладно, что тут говорить. — Одна я в неведении. А как вас зовут?

— Аркадий Геннадьевич… то есть Кешенька. Меня так все называют, буду рад.

— Что ж, очень приятно.

И Маша попросила рассказать, что вчера происходило вечером в отделении. Видела она, как мимо их палаты по коридору пробегал на костылях, совсем не хромая, молодой человек, несмотря на летнюю духоту, закутанный в матрац и пару одеял. Не привиделось ли ей? Что за странная прихоть?

Оказывается, так и есть. Был вчера случай. Кеша все рассказал, краснея и смущаясь.

Значит, так. Привезли позавчера в отделение мертвецки пьяного мужчину. В травму его поместили, потому что после драки у него ушиблена голова. И пока он спал под капельницей, медсестра оставила ему на тумбочке банку для анализа мочи. Сдаст, когда проснется. Мужчины же, одуревшие от скуки, решили над ним подшутить. Сгоняли в ординаторскую, взяли еще три баночки, поставили тоже на тумбочку и подписали на бумажках, что необходимо сдать еще кал, слюну и пот.

Когда мужчина проснулся, было уже много времени. Остались только дежурный врач и пара медсестер. Чтобы не тревожить их лишними вопросами, все ведь и так понятно, все написано, мужчина пошел сдавать анализы. Когда вернулся, товарищи как бы между прочим спросили, все ли сдал.

— Нет, — последовал грустный ответ. – С потом у меня проблема. Не потею почти никогда, даже в самую сильную жару на солнцепеке.

Тут мужчины решили не отступить, довести дело до конца и помочь новому другу. Они закутали его в одеяло, положили подмышки ватки для сбора анализа и стали ждать.

Не подействовало.

Тогда единогласно решили ужесточить меры. Добавили еще пару одеял и напоили его горячим чаем.

Ноль эмоций.

Однако наши мужики, как оказалось, не привыкли отступать. Они ни за что не оставят дело сделанным наполовину. Они пошли на крайние меры. Закутав страдальца в одеяла, замотали его в матрац, дали костыли – благо, их тут кругом навалом, можно даже со стразиками отыскать, — и послали на пробежку по коридору. Так он и наматывал там круги, что с удовольствием наблюдало все отделение, временами сомневаясь в собственной вменяемости.

Анализ собрать удалось. Мужики смеялись громовыми раскатами, когда жертва розыгрыша срочно побежал в душ, после того, как все закончилось.

Что странно, анализы приняли. Из лаборатории только что пришел подробный отчет. И вот, говорит Кеша, врачи читают заключение и чешут затылки. Дело в том, что… Именно благодаря шутке выяснилось, что у мужика на самом деле какое-то редкое и весьма серьезное заболевание. Его удалось, хоть и случайно, вовремя обнаружить. А это значит, ни для кого не секрет, что лечение будет более эффективным и принесет максимум пользы.

— Никогда не знаешь, что тебя ждет, — задумчиво закончил довольный Аркадий Геннадьевич. – Хорошо получилось… у нас мужики щедрые, можем еще половину отделения помочь так же спасти.

Машу выписали уже через несколько дней. Она была счастлива еще раз убедиться, что в мире постоянно происходят чудеса. Зачем далеко ходить? Они прямо под боком. Достаточно лишь вовремя заметить их и сказать Всевышнему спасибо. Ведь Он ни на секунду не прекращает работу на Земле.

Катя Коршунова.

Фото Романа Хаитова.

Роза и дикая утка

Сказка о доброте. Умная птица. Утка.

Сверстники Катрины не любят осень. Это время, когда с севера дуют резкие ветра, птицы улетают в теплые края, а старшие друзья уходят в место, которое называется школой. Остатки тепла скрываются так далеко, что как будто и нет его. Лето кажется призрачным сном, праздником, который остался в далеком прошлом. На города и села все чаще налетают бури со шквалом и ливнем.

Но Катрина в восторге от осени. Девочка с удовольствием играет желтыми листьями, машет пролетающим над головой птичкам. Малышка знает, что они обязательно вернутся. Просто им нужно слетать на отдых. Их курорты находятся там, где зимой тепло. Зато когда приходит весна, их курортом стает собственный дом.

Начинается время последнего урожая малины и винограда. А по вечерам заходящее солнышко красиво золотит синие тучи, нависшие на северной стороне неба. Ветер же вовсе не резок. Да, он силен, но ровно настолько, насколько необходимо, чтобы принести к ногам девочки все новые желтые листочки для игры.

Сегодня Рома пошел в гости к бабушке и дедушке. Разумеется, он взял с собой и сестру. Дети планируют гостить у родственников несколько дней. Это же настоящий праздник!

Настал вечер. Короткий день закончился быстро, прогорел, как спичка. Когда сумерки сменились темнотой, началась буря. Зато как уютно было сначала напиться всем вместе чаю с полезным вареньем из цветочков акации, а потом читать сказки.

На следующий день море еще шумело. Несмотря на то, что оно в пяти километрах от деревни, после шторма ясно слышно шелест каждой волны. Теплый южный ветерок раздул остатки туч на небе. Ласковое солнце пролилось на землю, как золотистое парное молоко.

Дедушка взял детишек за руки и повел гулять в сад. Бабушка тем временем стряпала пироги с айвой. Так что на обед будет настоящий пир.

— Дедуля, а почему розы такие красные и красивые? – спросила Катрина.

Дедушка никогда не говорил: «Вырастишь – узнаешь». Он всегда старался рассказать все, как есть. Вот и сейчас так же.

— Я, конечно, далек от ботаники, — начал он, — это наука о растениях. Но есть легенда о прекрасной девушке. Говорят, это было в незапамятные времена.

— А кто она? Мы ее знаем? – спросил Рома.

— Может, и да, потому что почти все дети лично знакомы с Богом и всеми Его ангелочками. А та девушка была почти богиней.

И он увлеченно рассказал, что она была влюблена. Никто не одобрял ее выбора. Поэтому однажды бедняжка решилась на побег со своим возлюбленным. И вот, когда она бежала к милому, ей пришлось пересечь поле этих самых роз. На них еще не было цветов. Это были просто колючие кустарники. И вот девушка так спешила, что исколола себе все ножки, а капли крови раскинулись на листве злого кустарника. Однако Бог был тронут любовью девушки. И, как известно, он всегда превращает поражение того, кого любит, в победу. Так и тут. Он превратил каждую капельку крови на яркий цветок.

Дети зачарованно слушали. А дедушка украдкой вытер ладонью влажные глаза. Он тоже был тронут любовью девушки. Жаль, то ли склероз, то ли просто память подводит, с улыбкой подумал он, но не все детали сказки живы в памяти. Хотя, может, не будет плохо, если он кое-то сказал от себя?

— Но вы, дети, никогда не решайтесь повторить ее подвиг. Просто тогда были другие времена. Она не могла поступить иначе. А вы всегда сможете, — сказал он.

— Хорошо, — глубокомысленно сказала Катрина. – Когда буду бежать на свидание, обязательно одену босоножки.

И вдруг они увидели птицу. Это была большая дикая утка. Она лежала прямо за кустом роз и тревожно оглядывалась.

— Она, наверное, поранилась! – сказал Рома.

— Надо ей помочь, — кивнул дедушка. – Отойдите, чтобы она не волновалась.

Когда он поднял ее на руки, она испуганно зажмурилась. А потом положила голову на дедушкино плечо, доверив людям свою жизнь.

— Прямо под розами была! Это знак, — сказал дедушка, — легенда верна, а птичка выживет.

Они отнесли раненую уточку в тепло, перевязали крыло и накормили. Пернатая малютка выздоравливала быстро, но она тосковала по семье. Родственники уже далеко. Догонять поздно, возможно, она никогда больше их не увидит.

И дети, и бабушка с дедушкой понимали, что птица страдает. Поэтому старались баловать ее. Каждый тихонько приносил ей лучший кусочек еды, какое-нибудь лакомство. И все договорились назвать ее Розой. Утка стала отзываться.

Целую зиму она жила в семье Катиной семьи. Она была прекрасной гостьей: ни на что не жаловалась, была тихой, чуткой и умницей.

Но когда настала весна, она часто гуляла по саду и будто прислушивалась. Уже зацвели пролески, расточая сладкий аромат, когда это случилось.

В то ясное утро Катрина и Рома как раз пришли в гости к бабушке. Все сидели на веранде и пили чай, когда Роза забеспокоилась. Громко позвав своих друзей к себе во двор, птица позволила каждому погладить себя, прощаясь. А потом взвилась в воздух и стала подниматься. На фоне теплого неба Роза казалась царственно-красивой. Прикрыв глаза от солнца, все пригляделись. И увидели птичий ключ, стройно летящий с северо-запада.

— Это друзья Розы! – воскликнул Рома. – Ее семья, они сейчас встретятся.

И правда, уточка держала курс прямо к ним. Но улетела она не сразу. Поднявшись достаточно высоко, пернатая красавица сделала несколько кругов над домом и что-то прокричала на своем ангельском языке. Это, наверное, в благодарность за спасение и гостеприимство. А потом она встретилась со своими друзьями и полетела уже с ними.

Дедушка взял Катрину на руки. Он понимал, что девочке тяжело расставаться с птицей, которая уже успела стать ей лучшей подружкой. Поэтому он хотел утешить внучку:

-Не печалься, малышка, — улыбнулся он, — конечно, все птицы и звери наши лучшие друзья. Они никогда не придают. Просто Роза хочет домой. Она никогда тебя не забудет. Но ты пойми, что с семьей ей лучше.

— Я знаю, — серьезно сказала девочка, — она сказала то же самое, когда улетала.

— Вот как, — удивленно качнул головой дедушка, — Очень хорошо.

И это легко объяснить. Каждый ребенок понимает язык природы. Даже если уже говорит на простом человеческом языке. Старый еще не забыт, а новый изучен.

Катя Коршунова.

Фото Кати Коршуновой.

Праздник солнечных забав

весна
Наталья Заболотнева. Праздник солнечных забав.

Весна дыханьем тронула посадки.
Средь старника обнова юных трав.
Раскачивает ветку дуба галка.
На небе праздник солнечных забав.
И облака — летящая отара.
Пастух — легчайший тёплый ветерок.
И в почках неминуемая радость,
И дымкой чуть прикрылся горизонт…
На зов дорог степных душа стремится,
Чтоб просто вольной волей подышать.
Как флагом машет небо синим ситцем.
Река течёт… И ей не нужно вспять.

21 марта, 2016 г. Алла Бойко.

Репродукция  картины Натальи Заболотневой.

День весеннего равноденствия – это удивительное  явление природы, начало астрологической весны. Наши предки дали имя этому празднику — Комоедица. Комоедицу, которая появилась еще во времена волхвов, отмечали вплоть до XVI века. Этот день символизировал полную победу весны над зимними холодами. В это время Ярило-Солнце вступало в свои права и  начинался новый годовой цикл. В древности на День весеннего равноденствия и у славян, и многих других народов выпадал Новый год. Впрочем, и сейчас смена года (не календарного) приходится на день весеннего равноденствия в таких странах, как Таджикистан, Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Иран и Афганистан.

Дата дня весеннего равноденствия уникальна.  Из-за того, что количество суток может быть немного больше или меньше (например, в высокосном году -больше), день, когда должно наступить весеннее равноденствие, каждый год приходится высчитывать заново.

Еще с древних времён дню весеннего равноденствия приписывали особенные  свойства. Это время ,по поверьям, на Землю спускается само добро,  Бог Солнца для того, чтобы проверить, как идут дела у его земных сыновей и дочерей и помочь им осуществить все их благие начинания.

В день весеннего равноденствия древние славяне чествовали небесную покровительницу – богиню Весту, которая считалась хранительницей мудрости высших богов. Она являлась символом обновляющегося мира и пробуждения природы от зимней спячки, доброй вестью, наполняющей человеческие мысли добрым содержанием.

Скачать Владимир Штерцер. Мысли.

Золотое сечение

золотое сечение, Леонардо да Винчи
Леонардо да Винчи

Золотое сечение встречается во всём, что нас окружает. Это особенная пропорция, которой учёные приписывают особые свойства, видят в ней проявление общего космического порядка. Так Иоганн Кеплер (немецкий астроном, математик,оптик, механик, первооткрыватель законов движения планет Солнечной системы) называл золотое сечение сокровищем геометрии. Наука обнаружила золотое сечение даже в строении молекулы ДНК, в которой хранятся все сведения о физиологической особенности живого организма. Золотое сечение есть, например, в строении снежинки. Во Вселенной все известные людям галактики также соответствуют формуле золотого сечения. Впервые научно золотое сечение попытался объяснить монах Лука Пачоли в своей книге «Божественная пропорция» (1509). Предполагается, что иллюстрации к этой работе сделал Леонардо да Винчи, которому принадлежит сам термин. Пачоли усматрел в золотом сечении великое триединство: малый отрезок олицетворял Сына, большой – Отца, а целое – Святого духа. С правилом золотого сечения также связано имя итальянского математика Леонардо Фибоначчи.Однажды ученый вышел на удивительную последовательность чисел, известную теперь как ряд Фибоначчи: 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55 и т.д. На отношение этой последовательности к золотому сечению обратил внимание Кеплер: «Устроена она так, что два младших члена этой нескончаемой пропорции в сумме дают третий член, а любые два последних члена, если их сложить, дают следующий член, причем та же пропорция сохраняется до бесконечности». Сейчас ряд чисел Фибоначчи считают арифметической основой для расчетов пропорций золотого сечения во всех его проявлениях. Философ Адольф Цейзинг в 1855 году довел до абсолюта пропорции золотого сечения, сделав их универсальными для всех явлений окружающего мира. А маги вообще наделяли эту пропорцию сверхъестественными возможностями.

Золотое сечение… Что же это такое? Если какой-нибудь объект разделить на две неравные части таким образом, что меньшая будет относится к большей, как большая к целому предмету, возникает золотое сечение. Проще такое соотношение можно представить как 2/3 или 3/5. Пропорция 62% на 38% действует в самых разнообразных формах пространства и времени.Человеческий глаз воспринимает подобное соотношение, как более гармоничное, поэтому золотое сечение называют универсальным проявлением структурной гармонии. А теперь представим обычный диван в нашей комнате.Куда мы обычно садимся? В центре или прижимаемся к самому краю? Чаще всего происходит третий вариант. Обычно мы садимся так, чтобы соотношение образовавшихся частей дивана было около 1,62. Так , достигая золотого сечения, мы будем ощущаем себя комфортнее, в мыслях и чувствах обнаруживая гармонию.

Золотое сечение применялось и применяется архитекторами. Оно обнаружено в египетских пирамидах. Начиная с Леонардо да Винчи, очень многие художники осознанно использовали в своих изображениях золотые пропорции. С. Эйзенштейн специально построил фильм «Броненосец Потёмкин» по правилам золотого сечения: в первых трёх частях действие разворачивается на корабле, а в последних двух- в Одессе, где происходит восстание. В Неапольском музее хранится Помпейский циркуль, в котором заложены пропорции золотого деления. Золотое сечение можно обнаружить в музыке. Музыковед Э. К. Розенов отмечает удивительную точность соотношений золотого сечения в произведениях Иоганна Себастьяна Баха. Литературоведы обратили внимание, что правило золотого сечения действует в творчестве Александра Пушкина. Например, кульминационным моментом повести «Пиковая дама» является драматическая сцена Германа и графини, которая заканчивающаяся смертью последней. В повести всего 853 строки, а кульминация приходится на 535 строке (853:535=1,6) – это и есть не что иное, как точка золотого сечения.Любое произведение искусства, спроектированное в соответствии с пропорциями золотого сечения воспринимается, как совершенная эстетическая форма. Именно поэтому золотое сечение считается главным правилом эстетики.

Оригинальные картины

Рассматривая его оригинальные картины, понимаешь, что художник написал их без творческих мук и внутреннего конфликта, на одном дыхании, просто соединившись со своим внутренним источником вдохновения.
Кто он? Фрейдун Рассули  (Freydoon Rassouli) – американец иранского происхождения (род. в 1943 г. в Исфахане), мистический художник-визионер, который попал во внимание мировой общественности совсем недавно, буквально в последние годы.
Очень яркие цвета, сочные оттенки, образующие спирали, придают его работам ощущение вечной бесконечности, уходящей куда-то далеко вглубь. Свой уникальный стиль художник называет «фужн-арт» (Fusionart) . Этот стиль он придумал сам.
Главная тема произведений Рассули — космическое единство. Возможно иранское происхождение внесло в стиль художника черты мистицизма Ближнего Востока, хотя и воплощенные в европейской живописной манере.
В 15 лет Фрейдун Рассули получил гранд от правительства на изучение живописи и уехал в Европу. Позже перебрался в США.
О своём творчестве мастер рассказывает сам: «Творение является продуктом синхронизации наших энергий со Вселенной».
Рассули не делает эскизов, не работает по фотографиям. Вместо этого живописец каждое утро перед рассветом поднимается на вершину горы, где в одиночестве любуется восходом солнца, слушает птичье пенье, радуется растениям. Ощутив прилив творческой энергии, бежит в студию и позволяет кисти свободно перемещаться по холсту.
Картины художника пробуждают душу, дарят вдохновение, дают чудесную возможность зрителю получить опыт созерцания и познания бесконечности.
Рассули, как он сам говорит, умеет «писать движение без перемещающихся объектов, действие без игроков и танец без танцоров».
Хоть Рассули и работает интуитивно, но в прцессе творчества отдаёт себе отчёт в том, что делает. Он чувствует, что живущий в нём вечно Сущий Дух выражает то, что не понятно его уму. Этой радостью художник щедро делится с нами.

Фрейдун Рассули. Берег небес.
Фрейдун Рассули. Берег небес.
Фрейдун Рассули. Божественное откровение.
Фрейдун Рассули. Божественное откровение.
Фрейдун Рассули. Вечный поток.
Фрейдун Рассули. Вечный поток.
Фрейдун Рассули. Дыхание весны.
Фрейдун Рассули. Дыхание весны.
Фрейдун Рассули. Жемчужина.
Фрейдун Рассули. Жемчужина.
Фрейдун Рассули. Портал единства.
Фрейдун Рассули. Портал единства.
Фрейдун Рассули. Радости благодати.
Фрейдун Рассули. Радости благодати.
Фрейдун Рассули. Радость единения.
Фрейдун Рассули. Радость единения.
Фрейдун Рассули. Увлечённые радостью.
Фрейдун Рассули. Увлечённые радостью.

Разговор о понтах

acer-s-220hqlbbd-4712196620707-1

Разговор о понтах не очень приятный, но важный. Очень важно понять, что реклама делает с нашими мозгами.

Что скажут окружающие люди?
Зависимость от мнения других
Лишать самостоятельности любит.
Что мнение чужое? «Умник, псих»,-
Оценок разных много, как и судей.
А кто на самом деле ты? Скажи…
Ответственность судьбу твою разбудит,
Научит не казаться — просто жить.
Вновь сущность заменяется на форму.
Что стоит мыльный радужный пузырь?
Смотри, как улыбается ребёнок,
Не фантиком, конфетой дорожит.
Ты — раб реклам, дурных стереотипов.
Уходят деньги в чёрную дыру.
А где таланты личные? Зарыты.
Всё тратится на блеск и мишуру.
В глазах подруг, друзей понты бросаешь.
Чтоб ослепить, пускаешь пыль. Глупец!
Тобою жадность брендов управляет,
Под дудку моды учит тебя петь.
Поспешно сделав селфи, удивишь всех
Прикидом своим новым. Пусть умрут,
От зависти заглючат вдруг соцсети!
Какой смешной пустой фальшивый труд!
Ты- раб системы денежной, лишь болтик
В машине, набивающей карман.
«Купи, купи!»- приказывает, молит,
Зомбирует тебя телеэкран.
Нет бабок? Лезешь в рабские кредиты.
Что впарили тебе на этот раз?
Крутым стал перцем? Хочешь удивить всех
Провалом ослеплённых ложью глаз?
Купил очередную безделушку-
На полку зубки. Бедненький дружок!
Рыдает где-то жалобно психушка
И пополненья днём и ночью ждёт.
С ума сошли девчонки и мальчишки.
Под властью денег даже седина.
К чему театры? Спят на полках книжки.
Какой там Бог?! Святая цель одна:
Повысить ловко значимость, быть первым,
Пустую суть узором расписав.
Сказала тебе правду? Знаю, стерва…
Как осы, жалят честные слова.
Кто выше, ниже? Больше не волнует?
На социальной лестнице стоишь,
Рыдая, на ожоги свои дуешь.
На шее долг. В судьбе огромный шиш.
Что в голове прозревшей? Пониманье:
Действительно успешный человек
Не будет привлекать к себе вниманье.
Во тьме и так всем виден добрый свет.
За счёт беды чужой ли утверждаться
Захочет милость здравая? Нет-нет!
Зачем не быть тебе, а лишь казаться?
Зачем мозгам правдивым жалкий бред?
Все атрибуты внешние не стоят
Того, что упаковано. Талант
Под бесполезным пафосом зароешь-
Не будешь ни чему на свете рад.

10 декабря, 2015 г. Алла Бойко.

Иллюстрация: Алла Бойко.

Монтбреция

Монтбреция… Цветок осенний,
В закатный убрана наряд,
И тонкий, дивный аромат
Царит в садовой полутени…

Вдруг, потревоженный шмелем,
Цветок от дремы пробудился,
И сад в мгновенье озарился
Любовным трепетным огнем…

Так девы искренней, несмелой
Прикосновение к руке…
И в каждом скромном лепестке —
Приют душе осиротелой…

Сергей Заницкий

Этим растением интересовались не однажды ботаники. Может, поэтому оно и имеет целых три названия: монтбреция, крокосмия и тритония. Название «монтбреция» дано было  в честь ботаника Монтбре, который сопровождал Наполеона в походе в Египет. «Крокосмия» в переводе с латыни означает «шафранный аромат», которым на самом деле обладают высушенные цветки. «Тритония» получила  название за своё сходство с флюгером («тритон» по-гречески значит «флюгер»). Это растение было завезено из Африки. Относится оно  к семейству касатиковых, или ирисовых. Монтбреция -очень  красивый цветок. Великолепный фейерверк этого чуда начинается летом  и заканчивается поздней осенью.

 

Дорожка в ноябрь

Дорожка в ноябрь спешит, радостно, бесстрашно. Что там за горизонтом? Конечно, счастье!  Как иначе?!

Туман задёрнул шторкой горизонт,
И небеса провисли серым пухом.
Дождь моросит. Мелькает пёстрый зонт
И веселит осенних будней скуку.
Ресниц размах, румянец на щеках,
Улыбка так на солнышко похожа,
И яблоко огромное в руках.
Спешит в ноябрь маленький прохожий!

Алла Бойко.

Фото: Наталья Заболотнева.

НОЯБРЬ- одиннадцатый месяц в году, завершение осени, месяц борьбы осени с зимою. В это время можно наблюдать то тёплые дни, то стужу со снегом. Листья осыпаются, деревья становятся голыми. Зато открывается глазу простор! Длина ноября 30 дней. День становится короче, а ночь-длиннее.